May 25th, 2010

Выпускной и всё такое.

Сегодня же выпускной,ребята! Пьяные мальчики,девочки в белых фартучках с бантиками и Балтикой девяткой..То ли дело были мы-положительные! В честь этого-песня из того времени,из фильма.который навсегда ассоциируется со школой.Хотела выложить другую- про -Просто сел с тобой  случайно я,просто ты чуть чуть печальная..но её нет на ю тьюбе. Что характерно,мы смотрели Розыгрыш раза три точно в кинотеатре.Причём.главный герой-Харатьяна-Грушко-он из Новосибирска.И моя подружка говорила-в Новосибирске таких нет!(типа.чё врать,у нас одни лошки парни).

И я вспоминаю,опять вспоминаю..))

Недавно вспоминала игры детства
Классики-со стеклышком и с баночкой
Игра,когда кричат-Штандер-и все разбегаются
Цепи кованые
Вам барыня прислала-а что-и это тогда.когда суют в ладошки что то,кто не угадает-и опять-все разбегаются?
На златом крыльце сидели-царь.царевич,король,королевич-тоже-а что точно-не помню
Сыщики-разбойники
В фашистов,белых-красных-это уже -чистая импровизация была
Скакалочка-всякие прыжки и кульбиты
Почему то резиночки у нас не было.
Да,ещё какие то красочки были..

Ничего не менятся под луной

Носова умерла. Я никогда не знала,что это ,что такое бывает.Германика показала трагедию молодых- как Умерла  изза любви Носова.Как Джульетта. Мы проецирумся на них,типа-чё такого.А вот как бывает.Дай каждому пережить  и выжить неудачную первую любовь

Верочка

старая пластинка

  • Apr. 17th, 2009 at 1:22 AM
smile (c) pavolga
высоко, высоко сиди,
далеко гляди,
лги себе о том, что ждет тебя впереди,
слушай, как у города гравий под шинами
стариковским кашлем ворочается в груди.
ангелы-посыльные огибают твой дом по крутой дуге,
отплевываясь, грубя,
ветер курит твою сигарету быстрей тебя –
жадно глодает, как пес, ладони твои раскрытые обыскав,
смахивает пепел тебе в рукав, -

здесь всегда так: весна не к месту, зима уже не по росту,
город выжал ее на себя, всю белую, словно пасту,
а теперь обдирает с себя, всю черную, как коросту,
добивает пленки, сгребает битое после пьянки,
отчищает машины, как жестяные зубы или жетоны солдатов янки,
остается сухим лишь там, где они уехали со стоянки;
россиянки
в курточках передергивают плечами на холодке,
и дымы ложатся на стылый воздух и растворяются вдалеке,
как цвет чая со дна расходится в кипятке.

не дрожи, моя девочка, не торопись, докуривай, не дрожи,
посиди, свесив ноги в пропасть, ловец во ржи,
для того и придуманы верхние этажи;

чтоб взойти, как на лайнер – стаяла бы, пропала бы,
белые перила вдоль палубы,
голуби,
алиби –
больше никого не люби, моя девочка, не люби,
шейни шауи твалеби,
let it be.

город убирает столы, бреет бурые скулы,
обнажает черные фистулы,
систолы, диастолы
бьются в ребра оград, как волны,
шаркают вдоль туч хриплые разбуженные апостолы,
пятки босые выпростали,
звезды ли
или кто-то на нас действительно смотрит издали,
«вот же бездари, - ухмыляется, -
остопездолы».

что-то догнивает, а что-то выжжено – зима была тяжела,
а ты все же выжила, хоть не знаешь, зачем жила,
почему-то всех победила и все смогла –
город, так ненавидимый прокуратором, заливает весна и мгла,
и тебя аккуратно ткнули в него, он пластинка, а ты игла,
старая пластинка,
а ты игла, -
засыпает москва, стали синими дали,
ставь бокал, щелчком вышибай окурок,
задувай четыре свои свечи,
всех судили полгода,
и всех оправдали,
дорогие мои москвичи, -
и вот тут ко рту приставляют трубы
давно почившие
трубачи.



5 апреля 2009 года.