October 15th, 2010

У камелька

Так славно,что я выросла в том веке.На ночь читали Пушкина и я требовала-ещё,ещё расскажи про-мой длуг утомлена
Папа напевал-Прощание Славянки,бабушка рассказывала,что Вертинский приезжал и пела-Ваши пальцы пахнут ладаном.Дружбаны  ,что постарше-слушали Биттлз и Роллингов,ровесники-Квинов,Манфреда Манса. Абба  и Джо Дассен считались попсой. Пластинка" На волне моей памяти" не успев выйти-стала дефицитом" .Пугачева  и Никита Михалков были -как глоток свежего воздуха-молодые,красивые,талантливые! Над Джозефом Кобзоном и Львом Лещенко ржали.Как и над этими-родичами Преснякова и Маликова. 15-летки читали "Войну и мир" и пытались анализировать.Что для меня лично-ужас.Кто этот вредитель,что заставлял нас читать все великие произведения в 14-15 лет.Чтобы потом,людей отвратить настолько,чтобы потом они возненавидели этих писателей.Ну,я лично,не возненавидела,но,начитавшись Льва Николаича ТОГДА-не могу себя заставить его перечитать.Чехова.Школьная программа.Тихий Дон.Идиот.Братья Карамазовы.
Какой дебил придумал,что это должны изучать дети.
В 15 лет моей любимой книгой была"Хождение по мукам" А.Толстого. И когда я про себя повторяю,"каждый молод молод молод,в животе чертовский голод"-запахи звуки иногда ощущаю того времени. Но-бедное дитя. Зачем?Лучче бы мыла окна.Многие знания-многие печали
,

Я ,кстати,не знала всех подробностей.Елена Ширман

В июле 1942 года она выехала в командировку в район села Ремонтное. Там она была схвачена гитлеровцами. На её глазах они расстреляли её родителей, а на следующий день, сорвав с неё одежду, заставили рыть себе могилу. О том, как она погибла, стало известно только через 20 лет.
Остались стихи-

Я думать о тебе люблю

Я думать о тебе люблю,
Когда роса на листьях рдеет,
Закат сквозь сосны холодеет
И невесомый, как идея,
Туман над речкою седеет.
Я думать о тебе люблю,
Когда пьяней, чем запах винный,
То вдруг отрывистый, то длинный,
И сладострастный, и невинный,
Раздастся посвист соловьиный.
Я думать о тебе люблю.
Ручей, ропща, во мрак струится.
И мост. И ночь. И голос птицы.
И я иду. И путь мой мнится
Письмом на двадцати страницах.
Я думать о тебе люблю.

Ещё хочу найти

В конце 70-х,начале 80-х-ли-была статья в журнале "Юность"-про переводчика Лорки.Про его любовь и болезнь.Фамилия там была какая -то сложная-Гольденвейзейзер-что то типа такого.Как он всю жизнь любил одну женщину.Запомнила только слова в статье-сердце рвётся от боли-невыносимой боли человеческой.

люблю просто всякие стишата

К примеру
Когда, пронзительнее свиста,
Я  слышу английский язык, -
Я вижу Оливера Твиста
Над кипами конторских книг.

У Чарльза Диккенса спросите,
Что было в Лондоне тогда:
Контора Домби в старом Сити
И Темзы желтая вода.

Дожди и слезы.Белокурый
И нежный мальчик Домби-сын.
Веселых клерков каламбуры
Не понимает он один.

B конторе сломанные стулья,
На шиллинги и пенсы счет;
Как пчелы, вылетев из улья,
Роятся цифры круглый год.

А грязных адвокатов жало
Работает в табачной мгле, -
И вот, как старая мочала,
Банкрот болтается в петле.

На стороне врагов законы:
Ему ничем нельзя помочь!
И клетчатые панталоны,
Рыдая, обнимает дочь.