May 24th, 2013

Георгий Данелия "Тостуемый пьёт до дна" Глава "Дали светлые"

— Пошли в лес, — позвал Гурам.

— Не хочу.— В войну будем играть. Я буду — Георгий Саакадзе, а ты — Шах Аббас, и мы будем рубиться на саблях.— Не хочу.

— Хорошо! Ты будешь Георгий Саакадзе, а я буду Шах Аббас. Ты будешь меня побеждать, а я буду тебя молить: благородный витязь, пощади, витязь, пощади! Пошли!— Не хочу.

— Хорошо, тогда давай ты будешь Чапаев, а я белая сволочь. Ты будешь меня настигать и булатной шашкой отсекать мне голову, а я буду кричать: «Пощади, витязь! Пощади!» Пошли!

— Не пойду. Дождик был, там мокро.

— Пошли! Как брата прошу! Я какать хочу, а одному в лесу страшно!

Было это в тридцать пятом году, в Кикетах — дачном поселке под Тбилиси. Мне было пять, а Гураму Асатиани шесть лет. (Впоследствии Гурам Асатиани стал литературным критиком.)

За всю мою длинную жизнь это был единственный случай, когда тот, кто звал меня в дали светлые, в итоге все-таки сознался, чего он хотел на самом деле.

Георгий Данелия "Тостуемый пьёт до дна"Глава "Паразит Гиечка"

Чагина играл Кирилл Пирогов, Зину — моя любимица Полина Кутепова).Вечером ко мне пришел Кирилл и попросил:— Георгий Николаевич, давайте прорепетируем, а то мне страшно. (До этого Кирилл никогда в кино не снимался.)

Вышли мы во двор пансионата. Я сел на скамейку, Кирилл отошел шагов на тридцать, потом появился из-за дерева.

Я спросил:

— Ты куда делся?

— Заснул, еле разбудили, — ответил он.

И так несколько раз — он выходил, я спрашивал, куда он делся, а он отвечал, что заснул, и его еле разбудили.

На следующий день, утром в четыре, как и планировали, мы выехали на съемку. (Снимали в аэропорту, потом на шоссе, потом в городе.) Вечером, когда я курил на веранде, ко мне подошел пожилой армянин, поздоровался, извинился и сказал, что сейчас молодежь распустилась и строгость, конечно, нужна, но и меру надо знать.

— Вот вчера, мальчик от вас на два шага отойдет, вы сразу: «Ты куда делся?!» На три шага отойдет, вы опять: «Ты куда делся?!» Дисциплина, конечно, обязательно нужна, но так, я извиняюсь, тоже нельзя!

«Московский комсомолец» (номер от 8 сентября, авторы – А. Гаспарян, И. Легостаев):

Алла Борисовна продолжила ликбез для журналистов. «Назовите мне пять молодых талантливых певиц», – обратилась поп-стар к застывшей от щенячьего восторга (или испуга?) публике. «Юля Началова», – пролепетал чей-то голосок. «Она только начинает», – отрезала экзаменаторша. «Валерия и Ветлицкая», – прошептали другие. «Я сказала – молодых», – недобро ухмыльнулась Алла и, похоже, еле сдержала позыв расхохотаться.