October 1st, 2013

"Бульвар Гордона"-Отар

Продолжаю наслаждаться, читая архив газеты "Бульвар Гордона".Не знаю,что он с ними делает-но звёзды ТААК откровенничают!
Очень много моментов-"с юмором", неожиданных признаний(для меня)
Фор экзампл-из интервью Отара Кушанишвили
"я спросил: «А это правда, что вы очень дружите с Юрием Шатуновым?». Цой удивился: «Кто вам сказал?».
— Какой оскорбительный вопрос ты ему задал!
— Не-е-ет, наоборот — он засмеялся: «Юра Айзеншпис сообщил?». — «Да, дряхлый старикашка, Стена Плача», и Цой продолжил: «Дружу. Айзеншпис считает, что говорить об этом — моветон, хотя Шатунов — один из самых близких мне людей». Я, конечно же, удивился: «Вы, гений слова, семи нот, и человек, который «Белые розы» поет уже 48 лет, — как это? Он же дебилом считается!». — «Не-не-не, он не виноват, что столько дебилов им восхищаются, к тому же песня его — гениальная».

"Бульвар Гордона"

Совершенно очаровательное интервью с Виктором Суходревым.
Смешные моменты-
"Потом Раску подали еще один стакан виски со льдом и немного содовой, и я просто заметил, что госсекретарь...
— ...раск-клеился...
— ...явно пьянеет, явно, и это достигло такой степени, что вдруг (может, тогда обсуждали, точно не помню, очень насущную проблему Западного Берлина, германское урегулирование в целом) он стал вспоминать о пакте Молотова — Риббентропа и о том, что с Гитлером мы тогда были, по сути, союзниками.
---— Чем в результате закончилось?
— В какой-то момент до госсекретаря, видимо, дошло, что пора закругляться, и когда все со своих мест встали, его даже качнуло, но поскольку сам Громыко — человек непьющий, он не понимал, что с собеседником происходит, не мог как бы поставить себя на его место. Ему было совершенно невдомек...
— ...что тот банально пьян...
— ...а я-то все понимаю, но не могу же при госсекретаре, при американском переводчике, который тоже, конечно, все понимал, наклониться к Громыко и сказать: «Раск-то пьян» — это невозможно."

А вот ещё-
"Когда врачи и вовсе запретили Леониду Ильичу курить, он подчинился, но при этом стал заставлять охрану курить около него, чтобы хоть чужой табачный дым ему перепадал. Иногда можно было наблюдать такую сцену: подъезжает машина, открываются дверцы и за выходящим из салона вождем выплывают клубы табачного дыма.
Порой во время бесед с зарубежными гостями с подобными просьбами Брежнев обращался и ко мне. Вдруг он начинал беспокоиться, оборачивался к Громыко и Александрову, сидевшим обычно слева от него, и говорил, махнув на них рукой: «Андрей, ты ведь не куришь... И ты, Андрей, тоже...». Потом обращался ко мне: «Витя, но ты же куришь! Ты закури, пожалуйста!». Я закуривал, но, естественно, старался выпускать дым в сторону от него, и тогда Леонид Ильич снова просил: «Ну не так же! На меня дым!..».
Картина была сюрреалистическая: на переговорах сидит во главе стола переводчик, нагло закуривает, да еще и дым в лицо руководителю своей страны пускает...».

(no subject)

склоняюсь к мысли,что алан из мальчишников-это я(недавно впервые посмотрела запоем все три)